Рыба больше, чем рыба. II.

Рыба больше. чем рыба. II.

30.11.

Солнце, луна и звёзды

Я хочу рассказать, как я пришёл к тому, что солнце, луна и звёзды тоже тайные знаки.

Хочу с самого начала признаться, это будет обстоятельный Рассказ.Собственно говоря, вряд ли мог я всё предвидеть, когда был на  пути из Эфеса в Колоссы. Это произошло на третий день пути. Я уже прошёл хороший отрезок дороги. Когда наступил вечер, я был среди пустынной местности. Каменистой и, насколько я мог окинуть её взором, не видно было ни одного дома.

Темнело. Я быстро собираю хворост. Ночи там наверху холодные. Развожу небольшой костёр, отхлёбываю немного вина и съедаю кое-что из своих запасов. Довольно-таки устал. Узел под голову вместо подушки. Закутываюсь покрепче в пальто. Потемнело. Костёр прогорает. Луна на небе, как серебряный диск. Я устал, как собака. Сонно мурлычу себе под нос: «Рыба, рыба больше, чем рыба». ? тут приходит мне в голову, почти в полусне: ?исус, Сын Божий, Христос, Спаситель». Вспоминаю Теофилуса, подмастерья из Эфеса. Только позднее я понял, что он христианин. В последние дни в Эфесе я у него немного выспрашивал о значении «рыбной» тайны. Он мне рассказал несколько странных историй. Например, об одном ?онасе. Которого  Бог избрал. Хотел его послать в большой город. Называется Нинивия. Там ?онас должен был сказать людям: «Вы негодяи, вы все мошенники, вы жрёте, пьёте, наживаете богатства, а другие должны голодать. Гнев божий сметёт вас. Опомнитесь! Опомнитесь!» ?ли что-то подобное. ?онас не захотел этого делать. Он боялся. ? просто сбежал. За моря хотел скрыться от этого Бога. Но во время шторма матросы выбросили его за борт. Он подумал, пришёл его последний час. Он понял, Бог сильнее, чем море. ? тут его проглотила огромная рыба, донесла его до берега и выплюнула на сушу. Теперь ?онас был уверен: Этот Бог могущественнее моря, превыше всего. ? он пошёл в Нинивию, как повелел Бог. Да, вот такую историю рассказал Теофилус.? ещё одну об ?исусе, Сыне Божьем, Спасителе. Который многие тысячи людей накормил парой лепёшек и несколькими рыбинами. Теофилус действительно так рассказал.

Сморил меня первый спокойный сон. Не знаю, как долго я уже спал. ? тут! Что это было? В одно мгновение я проснулся. Долгий протяжный вой жутко звучит по пустынной округе, отражается далёкой скалистой стеной. ? снова. ? снова. Я знаю его. У меня мурашки бегут по всему телу. Вскакиваю, хватаю свой посох. Я знаю этот вой. Так воют только волки. Дую на почти потухшие угольки, подкладываю хворост, раздуваю огонь. А, может, это не волки. Но они всё ближе и ближе. Наконец, их вой вокруг меня. Я бросаю камни в невидимую опасность. Высоко пылает мой костёр. Только бы хватило дров!Луна зашла. Кромешная тьма. Я жду, не дождусь мерцания зари. Два-три раза мне кажется, что я вижу горящие жёлтые глаза. Бросаю камни в эту сторону. Неужели эта ночь никогда не закончится? Я бросаю в угли последний толстый сук. Постепенно костёр опускается, язычки пламени едва дрожат.

Вот, наконец-то ! Тонкие-тонкие, миндально-зелёные полоски света за холмами. Первые вестники нового утра. Потом небо загорается красным, и. величественно сияя, всходит солнце. Ужасы ночи позади. Волки разбежались. Я устало опускаюсь, чувствую первое тепло. Анемона,которая в холод ночи свои листья и цветы свернула, поворачивается к солнцу и раскрывает  свои огненно-красные чашечки. Она живёт, потому что великолепное светило дарит ей жизненное тепло. ? я чувствую себя заново ожившим, взваливаю на плечи узел и шагаю дальше. В Колоссы!Почувствовал я уже тогда, что солнце больше, чем солнце. ? я опять напевал себе под нос, больше мысленно: «Солнце, солнце больше, чем солнце».

Но скоро об этом забыл. ? вскоре, наконец, я был на родине, в Колоссах, у мамы с папой. Они меж тем постарели.Обрадовались, что я вернулся с чужбины. ?м нужна была моя молодая сила. Я показал им, чему я научился у других мастеров. Следующим вечером я прогулялся по городу. ? хотел повидаться со своим другом юности Сильванусом. В городе кое-что изменилось. Я удивился. Но настоящий ужас охватил меня, когда я остановился перед домом Сильвануса. Я думал, что я плохо вижу. Нет, в самом деле! Рядом с дверным косяком нарисована рыба. Рыба двумя штрихами. Такая же, какую мне начертил Паулус в Эфесе.

Дверь открывается. Я отскакиваю в тень стены. Узнаю Сильвануса. Он постарел. Неудивительно, я же вдали от Колоссы был более пяти лет. Сильванус не смотрит ни направо, ни налево, а идёт быстрым шагом к булочной в переулок. Я за ним. ?дёт он к девушке? Нет ли у Пэдраса, который печёт чудные пироги, ещё более чудной дочери? Но Сильванус проходит мимо дома Пэдраса. Наконец, он стучит в ворота одного дома. Я сразу замечаю, что на воротах этого дома тоже рыба.

«Сильванус!» — кричу. — «Подожди!» Он пугается. В первый момент он не узнаёт меня. Потом мы бросаемся в объятия друг друга. Ворота открываются. Он колеблется. Но я шепчу ему: «Друг ?исус ищет христиан».  «Ты тоже?» — обрадованно спрашивает он. Я качаю головой, говорю: «Меня тогда в Эфесе приглашал некий Паулус на собрание христиан. Но у меня не вышло. Не было времени, мой дорогой».  «Ты знаешь Паулуса?» — спрашивает Сильванус. Потом кричит во двор: «Это мой друг, ткач, он встретил в Эфесе нашего отца Паулуса». Да, они тут же сгрудились вокруг меня, потащили во двор, посыпались вопросы, а я стоял, довольно-таки глупо выглядя, так как не очень много я узнал о Паулусе.

В этот вечер я остался у христиан Колоссы. Раз десять пришлось мне рассказывать историю о рыбе на платке. Наконец, ко мне подходит староста, мужчина в рассвете лет, широкоплечий, с чуть седеющей бородой. «Ты всё время говоришь о платке», — обратился он ко мне. — «Что под этом подразумевается?»  «Ну. например, такой платок, как этот, что я получил от своего учителя на прощание», — отвечаю я, снимаю платок с шеи и расправляю. «Очень красиво», — хвалит староста. — «Солнце, луна и звёзды. Чудные таинственные знаки».  «Знаки?» — озадаченно смотрю на него. «А что ты знаешь о солнце?» — спрашивает он. Тут я ему рассказал об ужасной ночи с волками, об утренней заре, об анемоне, которая навстречу солнцу раскрыла свою чашечку. Лицо мужчины во время моего рассказа светилось радостью, мне даже показалось, оно лучилось.

«Видишь», — говорит он, — «солнце это тайный знак Христа. Без нашего солнца Христа нет жизни. Ни один цветок не раскроет своей красоты без его согревающей силы. Холод и смерть, окоченелость и вечные льды без солнца. ? как утренняя заря возвещает новый день, так наступит когда-нибудь и наш новый день. Солнце этого нашего дня, ?исус Христос, появится, сияя, и мы ЕГО увидим». Я чувствовал, как возбудился староста, когда он мне это говорил. Он заразил меня своими идеями, мыслями. Наконец, он вскакивает и,широко раскинув руки, громко зовёт: «Maranata, Maranata! Приди, наконец, приди!»  Когда он успокоился, говорит: «?звини меня, но ты должен знать, что мы  жаждем того, что ОН придёт, придёт с могуществом и величием».   «А луна?» — спрашиваю я. Он мгновение удивлённо смотрит. «Ах, да, знак луны…» Он смеётся и с задором: «Может быть, ты и сам смог бы догадаться».  «Да, да», — отвечаю, — «я встретил одного в Эфесе, кто хорошо разбирается, что такое солнце, луна и звёзды. Он сказал, что свет солнца озаряет луну. ? звёзды тоже озаряются солнцем. ? они лишь отображают блеск солнца. Без солнца они бы были ничто, тень в ночи, камень, брошенный во тьму».  «Вот именно», — кивает староста. — «Ты всё сам сказал. Луна, звёзды, они, как люди. Они сияют, если на них падает луч света Бога. Так как его сияние поднимает их из ничего. Наше солнце Христос является тем, кто несёт жизнь».  «Я хочу больше знать об ?исусе, Сыне Божьем, Христосе, Спасителе, больше знать, больше!»  «? завтра будет день. А то твой друг Сильванус уже ждёт тебя».

В следующие недели я часто ходил с Сильванусом к христианам. Слушал удивительные истории. ? я почувствовал, как это чудно, когда сидишь с людьми, можешь с ними беседовать, слушать, когда кто-то рассказывает или читает вслух, как здорово вместе петь, а также молиться. Да, собственно говоря, так всегда в общине, как-будто она вода, в которой радостно плавает рыба.

Часто,работая в Колоссах, я напевал в эти недели: «Рыба, рыба больше, чем рыба. Солнце, солнце больше, чем солнце. Луна, луна больше, чем луна». Но как я по-настоящему пришёл к христианам, это уже другая история. А также история об ещё одном тайном знаке. Но об этом расскажу позже.

Fisch ist mehr als ein Fisch. II.

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

 

Оставить комментарий


.