Мышь

Мышь

26.11.

«Самое время для каникул», = возмутился толстый Вим и кинул свой портфель через шесть столов на свою парту.

«Вонь натёртых полов и мел мне уже до тошноты, чёрт побери!» «Кто здесь ругается?! — заглушил шум строгий вопрос учителя Гуденховена. Скверно, подумал Зиги. Он пропустил свою обычную болтовню с фройляйн Дуфтмейер. Толстый Вим встал. «Мы остановились на разделении слов на слоги, май мальчик». Господин Гуденховен открыл пульт и вытащил из ящика указку из лещины. «Раздели эти нежелательные слова, дорогой. Ну,скоро?» Толстый Вим лепетал, заикаясь: «Чёрт-по-бе-ри». «Хлопай в ладоши!» Вим повторил «Чёрт-по-бе-ри», хлопая на каждый слог. «Прекрасно, моё дитя. Наклонись теперь. Хлопать буду я». Вим делил в третий раз. Но на последнем слоге он взвыл.Рука Гуденховена была известна. Вим получил возможность это почувствовать. Он потирал свой зад. Чёрт ,побери, подумал он. Но вслух больше не хотел произносить.

«Самое время для каникул», — пробурчал он. «Ты что-то сказал, мой мальчик?» «Онет, господин учитель». «Хорошо, садись». По-видимому, последний день учёбы будет плохим. С самого начала палка уже плясала. Прежде появлялась она редко и, конечно, не раньше четвёртого или пятого урока. «А когда мы сегодня будем свободны, господин Гуденховен?» — вырвалось у Хейна Дерко. Учитель как-будто не слышал.

?так, пошло. Разделение на слоги. Тема: Плавание в Баггерском озере. Устно. Хлопание. Краткий диктант. Чтение вслух. Повторение. Хлопание. «Он нагонит страх перед любым купанием», — шепнул Карл Зиги. «Ульмиус!» — Карл вскочил. «Повторите ещё раз, господин учитель».  «?ди сюда, мой мальчик». Карл согнулся прежде, чем этого потребовал учитель. «А слово: Капитан буровой землечерпалки пароходства (Одним сложным словом из 47 букв). В классе захихикали. Двенадцать слогов! У Карла мурашки побежали по спине.

«Разделять с хлопанием!» Карл начал. «Сколько F?»  «При переносе три, а так две». «Хорошо. Почему?» Карл стоял ещё в согнутом положении.  «Если после третьего F гласный звук…» Тут он запнулся. «Дальше!» Карл сглотнул.Что это ещё было? Тут Зиги вскрикнул, с трудом сдерживаяголос: «Там мышь!» Мальчишки с последних парт поднялись так тихо, чего учитель до этого напрасно желал.

Верно, из-под стенного шкафа вылезла мышь. Это был маленький дерзкий зверёк. Недалеко перед первой партой лежала крошка хлеба, мышка погрызла её, поспешила дальше. Сорок шесть пар глаз завороженно следили за серой нахалкой, которая теперь совсем близко от учителя сделала стойку и потёрла лапками усики.

Господин Гуденховен поднял палку. Мальчишки затаили дыхание.Бедная мышка! Учитель был натренирован. Палка просвистела, брякнула по полу. Несколько миллиметров от мыши. Та отпрыгнула и скрылась под парты. Господину Гуденховену даже не нужно было отдавать команду «Поймать!» Гвалт не уступал настоящей охоте облавой. Они уже загнали зверька в угол. Он, как сумасшедший, носился туда-сюда.

Тут распахнулась дверь. В класс влетел ректор Залле и зарычал: «Что здесь за цирк?» Ученики стремглав бросились к своим партам. Мышь использовала момент и исчезла под стенным шкафом. «Мышь, господин Залле». Мальчишкам показалось, что господин Гуденховен немного заикался.     «Ага, мышь. Господин коллега, я бы Вас и не подозревал в беспорядке. Пожалуйста, извините. Доброе утро».   Трах! Дверь захлопнулась с грохотом, прежде чем Виктор Швеерс смог к ней подскочить. «О, Господи!» — выдохнул Зиги, у Карла полезли брови на лоб.

Гроза не заставила себя долго ждать. Класс в это утро услышал о себе: тупые, ленивые, неотёсанные, слабоумные и ещё кое-что, что собственно относилось к словам, которые учителя в общем определяют как «нежелательные». Всё это ученики переносили с определённым равнодушием и думали о том, что он, самое большее, раз в полгода бывал в таком плохом настроении. Но что он, несмотря на последний учебный день перед большими каникулами, хотел оставить класс ещё сидеть целый час после занятий, обозлило не только толстого Вима.

Учитель оставался непреклонным. Даже, когда Виктор Швеерс в конце занятий осторожно попробовал попросить о пощаде, тот не реагировал, как-будто Виктор воздух. Зиги ещё надеялся, что учителю нужно будет на обычный перед каникулами педсовет, и он их отпустит. Но господин Гуденховен писал на доске задание. Огромные числа нужно было поделить на 19,53. Несусветная чушь!  «? я вам скажу, если хоть один раскроет рот, то вы будете сидеть сегодня долго». Он пошёл в учительскую.С грохотом мчались ученики других классов во двор. Ликуя, они приветствовали каникулы. Только 7 класс сидел и считал. «Эти 19,53 меня угробят, чёрт, побери!» — ругался Вим.

В этот раз был Виктор, первым увидевший мышь. «Тсс, вот она снова». Осторожнее, чес два часа до этого, она понюхала воздух и нерешительно покинула укрытие. Толстый Вим бесшумно вскочил. «Дайте ей дальше отойти. Потом мы сделаем круг ногами». Все следили за мышью. Постепенно она добралась до свободного пространства перед доской. «Круг!» — скомандовал Вим. Мальчишки скользнули вперёд. ? прежде, чем мышь смогла улизнуть, она оказалась в котле

«Глупая скотинка! Ты виновата!» Со всех сторон обзывали мышь. Однако тихо, чтобы опять не заявился ректор. Но шёпотом произносимая ругань звучала с большими ожесточением и ненавистью. Выглядело так, как-будто школьники всю свою злобу хотели выместить на мыши. Она приближалась к ногам на несколько сантиметров и отбегала назад. Потом, похоже, она поняла, что она в ловушке. Её метания стали лихорадочными. Один раз она попыталась у ног Хейна Дерко прорваться, но тот откинул её ногой назад на середину. Она упала на спину, но перевернулась и снова бегала дальше туда-сюда…

«Ты нам заплатишь!» — прошипел толстый Вим. Он бросил в неё кусочком мела. Вдруг у всех оказалось что-то в руках; ключи, перочинные ножички, плоские камушки летели на пол. «Это же неправильно, а?» — попытался сказать Виктор. «Маменькин сынок! Боишься крови, да?» — съязвил Хейн Дерко, но не глядя на Виктора. Тот пожал плечами и остался в круге. Хоть он и не бросал, но и не уходил. Наверное, один Карл понял, что имел в виду Виктор. Он засунул цветное стёклышко, что хотел бросить в мышь, опять в карман. Он оглядел круг. Мальчишки стояли, слегка согнувшись, с жаждой убийства в глазах.

Раздался возглас ликования. Хейн Дерко попал в мышь. Она вздрогнула. Её правая задняя лапка немного волочилась. Вим поднял ключ, который подкатился к его ногам. Это был большой дверной ключ. Пит прицелился, бросил. Попал в раненную лапку. Мышь стала двигаться медленнее. ? камушек Курта задел её. Она вслепую тыкалась в ноги мальчишек. Они отпихивали её назад, снова и снова. «Прекратите!» — закричал Карл. «Тсс! Ты своим глупым воплем привлечёшь учителя». «Прекратите, наконец!» — заорал Карл. — «Это издевательство!» Вим как-будто его не слышал. Он бросил ключ. Тот ударил мышь по спинке. Она перевернулась, из острой мордочки сочилась кровь, она беспомощно загребала передними лапками воздух. «Браво!» «Хороший бросок!» — кричали мальчишки, забыв об осторожности. Вим схватил дёргающуюся мышь за хвост и поднял её, как победный трофей.   Тут Карл вскочил в круг, выбил бедное животное у Вима из рук.   ? наступил.  «Вы подонки! Хуже бешеных псов!» — заорал он Лицо его горело гневом. Даже сильный Вим посчитал правильным в этот раз не связываться с Карлом.

«Что тут опять случилось?» Ученики расступились. «У нас мышь, господин учитель», — сказал Виктор. Он побелел.  «А, лежит бестия», — сказал господин Гуденховен и отпустил учеников на каникулы.

Die Maus

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

Оставить комментарий


.