Мартинус, брат мой Часть I

Мартинус, брат мой

Часть I

12.11.

Видя цель, Амброс стряхнул усталость и ускорил шаги. Сквозь серый туман сырого холодного ноябрьского дня проступила тёмной тенью башня церкви Канде. Как раз с боем колокола Амброс проходил через южные ворота. Город был словно подавлен низко висящими тучами. Ни одной души на улице, что вела на рыночную площадь. Сизый базальтовый булыжник мостовой влажно блестел. Обрезанные платаны обрамляли площадь. Последние листья они давно сбросили, и корявые ветки необычным стропилом крыши образовали свод над тротуарами. Окна и двери везде были закрыты. Только портал большой церкви стоял широко распахнутым.

Амброс бросил взгляд вовнутрь, но и там никого не было видно. В одной боковой часовенке мерцала почти догоревшая свеча. В воздухе висел слабый запах ладана. Свет привлёк Амброса. Он опустил с плеч узел и зажёг новую свечу. Над огоньком погрел руки. «Очень поздно», — пробормотал он, — «очень поздно». Громкий стук копыт и громыхание колёс по мостовой испугали его. Он подхватил узел и покинул церковь.

Перед гостиницей «У золотого кабанчика» коренастый седовласый мужчина привязывал лошадь. Он неё шёл пар. Хозяин набросил ей на спину взятую с повозки попону. Потом он зашёл в гостиницу. Амброс последовал за ним. Закрыл за собой дверь и нерешительно остановился. Старая женщина сидела перед горящим камином, разговаривала с хозяином повозки. «Все ушли», — сказала она. — «Сразу после утренней мессы отправились. В Тур, в город хотят его отнести. Была длинная, длинная процессия. Ещё никогда не видела такого количества народу». Она  обернулась к Амбросу.

«Откуда? Куда?» — спросила она его. Амброс пожал плечами и  подошёл ближе к огню. «Я слышал, что он здесь, в Канде. Я, наконец, осуществил то, о чём мечтал уже много лет. Я хотел его видеть, хотел…» «Разве ты не знаешь? Мартин умер.» «В пути я слышал, что он лежит в этом городе больной. Я непременно хотел его увидеть. Я спешил, как мог». «Он умер, как и жил, бедным», — продолжала женщина. — «Они хотели положить его на мягкое, но он настоял на твёрдом ложе, как всегда в последние годы. Ты опоздал. Но, может быть.., у этого господина повозка…» «Что может быть?» — спросил Амброс. Тут седовласый сказал: «У нас одна цель. Я тоже хочу в Тур. Я хочу присутствовать при погребении Мартина. Сразу поутру я отправляюсь. Должно быть большое шествие людей, сопровождающих умершего. Чем больше людей, тем медленнее процессия. Ты можешь со мной поехать. Мы успеем в Тур».

Амброс мгновение думал. Потом сказал: «Что я задумал, я могу ещё сделать, даже если Мартин умер. Я принимаю твоё предложение». Он протянул седовласому руку и повторил: «Я принимаю твоё предложение». Незнакомец пожал руку.

«Я Луциус Веранус», — представился он. «Римлянин, значит», — заметила женщина. «Долгие годы я был Центурион Луциус Веранус, а теперь я ветеран и старый человек, кости которого так болят, что уже невозможно ездить верхом. Поэтому повозка». Хозяйка поставила перед ними хлеб и круг вина. Позднее они сидели у огня. «Всё, что в этом городе обладает хоть чуть-чуть здоровыми ногами, ушло», — продолжала свой рассказ хозяйка. — «Мы хорошо его знали. Люди Тура выбрали тогда достойного в епископы». «Но говорят, он не хотел быть епископом», — заметил Луциус. «Совсем, совсем не хотел!» — горячо продолжала женщина. — «Он спрятался. Когда его искали, то обратили внимание на громкое гоготанье гусей. У птиц в хлеву, представьте себе, в гусятнике он хотел спрятаться». Она улыбнулась. «Как раз, у гусей! Если бы он мог знать, что гуси более чуткие, чем любая собака. ? он сказал, что никогда не войдёт в богатый дом епископа. Другие епископы, между прочим, считали это достаточно скверным с его стороны и утверждали, что ничего достойного не представляет из себя человек, одетый так бедно и живущий в таком убогом жилище. ? он не может быть епископом. Но народ захотел его и был рад, что он, бедняк, хотел жить с бедными. На Луаре в одной скалистой пещере устроил себе келью, достаточно далеко от Тура, чтобы быть подальше от городской суеты, и достаточно близко, чтобы нести свою службу. В время службы его местом была простая деревянная скамья, а великолепный трон его предшественника стоял запылённым». «? это нравилось людям?» — спросил Луциус. — «На них же производят впечатление пышность и нарядность». «Нравилось, говоришь ты, нравилось?» Женщина вновь улыбнулась. «Многие стали ему подражать, выбивали себе в скалах кельи. О сотнях братьях речь, некоторые там вместе живут».

«Ну, да», — сказал Луциус, — «каждый живёт, как хочет. Для меня, однако, это не жизнь. В моём возрасте я предпочитаю кое-что удобнее». Женщина немного помолчала. Все трое смотрели на игру пламени. «Странные гости сегодня в моём доме. Если бы я не говорила, то стояла бы тут тишина, как в могиле. Что же вас влечёт к Мартину? Вы ничего не можете о нём рассказать?»

Martinus, mein Bruder  Teil I

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

 

Оставить комментарий


.