Мартин и Маркус с вороном

Мартин и Маркус с вороном

11.11.

За ночь наступила зима. Весь день дул по улицам городка ледяной ветер. Кружил снежинки. Только под вечер небо прояснилось. Дома стояли тёмными. Большинство людей рано забрались под пуховые одеяла.

Только в гостином дворе «К золотому яблоку» ещё горел свет. Во дворе перед домом было привязано за железные кольца несколько лошадей. Они били копытами по снегу. Их морды были белы от инея. Дверь в  гостиницу приоткрылась. Парень выскользнул в щель и подошёл к лошадям. Одну серую в яблоках лошадь он ласково потрепал по шее. Рукой смахнул с седла снег. Полная круглая луна стояла в небе. Снег искрился под её матовым светом. Но долго парень не выдержал на холоде. Он побежал назад в тепло дома. Одно мгновение свет из двери осветил его. Отчётливо было видно: на левом плече его сидел ворон.

В комнате шумели мужчины. Звенели бокалы. Игральные кости катились по до бела выскобленной столешнице. У мужчин были красные разгорячённые лица. Их шлемы, мечи и плащи небрежно брошены на столы и скамьи. «Пьём за Мартина, за самого молодого капитана нашего легиона!» — вскричал один. — «Долгие лета!» Они подняли бокалы. Парень с вороном стоял позади Мартина. Вдруг ворон вскинул голову и прокричал громко и отчётливо: «Мартин, Мартин!» «Если бы я не слышал своими собственными ушами», — воскликнул седовласый офицер, — «я бы не поверил, что глупая птица так хорошо может говорить». «Ворон умнее, чем вы все». Мартин встал. «Уже поздно. Давайте в лагерь. Завтра нам рано вставать». «Мартин проиграл все денежки. Теперь он хочет домой», — прогорланил один. — «У него нет ни пфенинга больше. Карманы пусты». «Мартин прав, друзья», — сказал старик. — «Нам нужно в лагерь, давайте, в путь». «Мартин, Мартин!» — прокаркал ворон. «Ну, ладно, ладно», — засмеялся Маркус. — «Наш господин уже идёт». Он щёлкнул птицу по клюву. «Подай мне мой плащ, Маркус», — сказал Мартин. Парень накинул плотный красный плащ на плечи Мартина и подал ему шлем и меч.

Мартин вышел. «Ветер холодный», — пробурчал он и поднял воротник плаща. Маркус закрепил ремни седла покрепче. Лошадь в яблоках заржала. «Темно на улицах», — сказал Мартин Маркусу. -«Ты должен брать фонарь, когда мы вечерами выходим в город!. «Да, господин», — ответил Маркус.

Офицеры поскакали. В новом мягком снегу поступь лошадей еле слышна. Только там, где ветер догола вымел мостовую, звонко разносился в ночи цокот копыт. «Мартин, Мартин!» — кричал ворон. «Да, да, я поскачу не слишком быстро, чтобы вы поспевали», — откликнулся Мартин. Но Маркусу приходилось бежать, чтобы не потерять Мартина из виду. Ворон крепко вцепился когтями в его плечо. «Собственно говоря, ты мог бы лететь, ты, лентяй!» — ругался Маркус. Ворон едва взмахнул крыльями, но остался сидеть на плече парня.

У городских ворот горел фонарь. В его тусклом свете появился оборванный человек. Он высоко поднял голую руку. В руке была нищенская чаша. «Ты как-будто нас ждал!» — заносчиво крикнул один из офицеров. — «Ты получаешь, что заслуживаешь!» Он проскакал мимо нищего так, что беднягу обдало снегом. Молча протягивал бедняга свою нищенскую плошку. Но ругательства и язвительные пожелания было всё, что ему досталось от солдат.

Мартин тоже увидел сидящего на холоде нищего. Бедняга сидел, ни слова не говоря, и спокойно смотрел на Мартина. Мартин не отвёл глаза. Он придержал лошадь. «Быстрее же, Мартин!» — кричали друзья. — «Нищих полно на свете. Скорее! Он должен сам думать, как ему перебиваться». Мартин их не слушал. Он спрыгнул с лошади и наклонился к мужчине. Бежавший за всадниками Маркус с вороном меж тем нагнал Мартина. Что делал его господин там перед нищим в снегу? «Мартин, Мартин!» — прокричал ворон. Мартин на миг оглянулся на него. Улыбнулся птице. «Я тебя понял», — сказал он. Потом обратился к нищему: «У меня нет ни единого гроша для тебя, друг. Я всё проиграл». Нищий опустил миску и печально глядел перед собой в снег. «Холодно мне, холодно», — пробормотал он и крепко прижал голые руки к телу. Мартин колебался мгновение. Потом сорвал с плеч свой тёплый красный плащ, выхватил меч и сильным ударом рассёк плащ надвое. «Завернись в него, бедняга», — сказал он и заботливо накрыл нищего половиной плаща. Маркус удивился, ведь у Мартина был только этот плащ. Казалось, его господину доставило огромную радость поделиться им. Он весело вскочил на лошадь и крикнул: «Маркус с вороном, поспеши, чтоб мы побыстрее были в лагере!»

Друзья Мартина издалека наблюдали. Они ждали под воротами. «Кто помогает бедным, тот ловит ситом дождь», — глумились они. Даже стары офицер покачал головой и сказал: «Половина плаща — это не плащ». Мартин молчал. «Разделённое тепло — это вдвойне тепло!» — крикнул Маркус всадникам. «Молокосос!» — грубо оборвал его старик. — «смотри лучше за своим хозяином, когда ему захочется снова сделать такую глупость».

«Пойдём в дом, Маркус», — позвал Мартин. — «Не забудь покормить ворона». Маркус сначала не мог уснуть. Он лежал на лавке около двери. Лунный свет лился в окно. Нахохлившийся ворон сидел на своей жёрдочке, втянув голову. Спокойное дыхание Мартина говорило, что его хозяин уже спал. Наконец, и у парня смежились веки. Во сне Маркус отчётливо услышал: «Мартин, Мартин!» Парень испуганно вскочил. «Тихо ты, дрянная птица!» — шикнул Маркус на ворона. Но тот спал и не шевелился. Сонный Мартин приподнялся и пробормотал: «Уйми своего ворона». «Это не ворон», — прошептал Маркус. Но Мартин его уже не слышал. Он повернулся на другой бок и спал. Маркус некоторое время прислушивался, но ничего не шевелилось. И он заснул.

Чуть позже снова раздался голос: «Мартин, Мартин!» Оба вскочили. «С меня хватит!» — проворчал Мартин. — «Угомонись, наконец, кусок дерьма!» Маркус не сводил глаз с птицы. Та сидела, спрятав голову в перья. «Это не ворон», — сказал парень. «А кто же?» — сонно пробурчал Мартин.

Маркус окончательно проснулся. Он сел, прислонился спиной к стене и вглядывался в комнату. Ничего не шевелилось. Не раздавалось ни звука. Наконец, его сморил сон. Снова появились из темноты огни, тени, видения. Кто же это был, кто медленно приближался к дому? Маркус сразу узнал фигуру. Не могло быть никакого сомнения. Перед окном стоял нищий. Красным плащом он обернул плечи. Но как он выглядел! Яркий, сияющий свет обтекал его. Маркусу пришлось зажмурить глаза до щёлочек. «Мартин, Мартин!» — звала сияющая фигура. — «Что ты сделал бедняге на холоде, ты мне сделал». Маркус выпрямился и протёр глаза. В этот момент поднялся и Мартин и искал свой сапог. Он хотел им запустить в ворона. Но почему он остановился? Почему он не бросил? Что увидел? Он удивился. И молчал. Свет погас Только лунный свет немного освещал комнату. Маркус с Мартином переглянулись. Они в эту ночь не обменялись ни словом, хотя оба слышали, что ни один не спит.

«Мартин, Мартин!» — прокаркал ворон, когда окна осветились первыми жёлтыми зимними лучами. Маркус вскочил и подошёл к постели Мартина. «Я думаю, мой господин, что ворон не давал нам покоя. Он сегодня ночью так странно кричал». «Это был не твой ворон, Маркус», — ответил тихо МАртин. — «Спаситель нам встретился. В образе бедняка он нам явился, как он сам сказал». «А что он сказал?» — спросил Маркус. «Я был гол, и ты меня укрыл, сказал он». «Было это большее, чем сон?» — спросил слуга. Тут Мартин ответил: «Что мы сегодня видим во сне, парень, завтра может быть действительностью».

В следующие дни Маркус был очень занят. Из тонких реек и цветных стёкол он мастерил фонарь. Через неделю он должен был снова сопровождать Мартина в город. Он зажёг масляный фитиль в фонаре. Чудно пробивался свет сквозь цветные стёкла. Целые картины узнавались: красный плащ, нищий в снегу, конь в яблоках, меч… «Ты искусник, Маркус. Сквозь картины яркий свет», — сказал Мартин. — «Твой фонарь рассказывает целую историю, Маркус». «Да», — ответил Маркус. — «Сияет история для каждого, история нового мира».

«Martin und Markus mit dem Raben»

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.И.

Мартин в живописи:

Якоб ван Ост Старший. «Святой Мартин»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эль Греко, «Святой Мартин и нищий», Национальная галерея искусств, Вашингтон

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ханс фон Маре, «Святой Мартин и нищий»

 

 

 

 

 

 

 

 

Мигель Хименес, «Святой Мартин делит плащ с нищим», Сарагоса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ван Дейк, «Святой Мартин», итальянский альбом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жан Фуке, «Милостыня Святого Мартина»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Карел Шкрета, «Святой Мартин делит плащ с нищим», 1645г.

Оставить комментарий


.