?нтервью с деревянной фигурой

?нтервью с деревянной фигурой

11.12.

Я так мало о ней знал. Поэтому я просто с ней заговорил. Кто мог бы подумать, что она ответит!После того, как она уже почти 500 лет стоит в нише в Ксантенском соборе.

Собираясь заговорить, я оказался в затруднении: Обращаются к деревянным фигурам на «Вы» или «Ты».  «Приветствую Вас», — решился я. Но никакого дружественного кивка. Ни единого знака одобрения. Она тихо улыбалась из ниши, держа в руке грушу. Я бы дал ей лет 50. Доброе лицо. По-матерински сосредоточенное. «Здравствуйте! Как же Вы попали в собор?» — спросил я. Невольно я ближе шагнул к фигуре и тихо-тихо продолжил: «Вы что-нибудь скажете?»  «Благодаря дочери». Я отчётливо её понял. Она говорила с лёгким акцентом. Определённо, она была не немка.

«Вашей дочери?»  «Ну. да, Вы её хорошо знаете. Здесь в соборе 200 раз изображено. Окна, статуи, икона, алтарь…»  Я тотчас же понял, кто она. Это была мать Марии.  «? Вас зовут…»  «Правильно. Зовут меня Анной».  Я мгновение растерянно помолчал. Что же известно об Анне? Она понимающе помогла преодолеть замешательство.  «Спрашивайте же», — подбодрила она меня.  «Я совсем не знаю, с чего начать», — признался я. — «Наверное, с того времени, когда Вы ждали ребёнка».

«Всё было хорошо. После 20 лет замужества. Наконец, я ждала дитя. Знаете, раньше в ?зраиле было по-другому, чем сейчас у вас. Если у женщины не было ребёнка, это было плохо  для всей семьи».   «Почему?»  «Ну, люди верили, что Бог от таких семей отвернул свою длань. Соседки шушукались, злорадно смеялись. При случае спрашивали лицемерно: » ещё ничего, Анна?» Это примерно так же, когда сейчас в семье много детей».  «Что Вы имеете в виду?» — спросила удивлённо Анна. «Ну, тогда соседки тоже шушукаются, язвительно смеются, когда женщина беременна в четвёртый или пятый раз, дают «добрые» советы, спрашивая: «Ты уже опять тяжёлая?»

«Как меняются времена», — вздохнула Анна.  «? глупым я это нахожу», — добавила она несколько агрессивно.  «А как это было у Вас?» — спросил я.  «Прежде, чем родилось моё дитя, Мария, были для нас тяжёлые дни. Однажды пришёл Йоахим, мой муж, из храма довольно-таки подавленным. Первосвященник отверг его жертвоприношения. Потому, что у него нет детей. Я ещё девочкой всё так прекрасно знала. Мы же были из Дома Давида.  «А что это могло означать?»  «Вот послушайте», — ответила Анна, несколько возмущённая моим неведением.- «?з Дома Давида же должен был родиться Мессия, Христос, Спаситель, Спаситель мира. Так написано в святых писаниях».  «? Вы тогда думали, наверно,..»  «Точно. Но после 20 лет напрасного ожидания, что оставалось, как не умолять неотступно Бога. Я молилась, умоляла дать мне дитя, могу Вам сказать, Каждый день, снова и снова».  «? через 20 лет?  Действительно чудо!»  «Вы только послушайте подробности! ?оахима не было дома, он удалился в пустыню. Как раз в это время я почувствовала в первый раз: Дитя у тебя! Ты ждёшь ребёнка! ? как-будто стало очень светло в комнате, такое яркое сияние, что я чуть не ослепла. Отчётливо я слышала слова: «Девочку ты родишь, Анна, и весь мир будет её почитать». Это был голос с неба, посланник, наверное, ангел».  «Вы думаете?»

«Да, я тронулась в путь, хотела сообщить своему мужу добрую весть. У городской стены встретила я его, у «Золотых ворот», через которые должен был однажды придти Мессия. Подумайте только, мой муж уже всё знал. Свет, голос, слова, ангел, всё было так же, как у меня дома».  «Определённо, это было для Вас огромная радость?»  «Эта радость есть и сегодня. Этот день вы празднуете в церкви каждый год 8 декабря».  «Да?» -неуверенно спросил я.  «Ну, да», — ответила она и засмеялась. — «Торжество непорочно зачавшей Пресвятой Девы и богородицы Марии. Немного пространное имя, не правда ли?»  «Действительно», — согласился я, — «но подразумевается же…»  «Верно», — ответила она, -«подразумевается, что я ждала дитя, которое, когда вырастет, принесёт миру Мессию. Дитя, которое не должно было нести с собой первородный грех Адама и отцов, то есть Мария. Так ка Мессия должен был родиться от матери, которая была вне влияния зла, была полностью вырвана из всякой скверны первородного греха».  «Довольно-таки сложно», — заметил я.  «Больше для теологов», — согласилась она и пожала плечами.  «А потом?»  «Было всё так, как предсказал голос. Мария выросла, обручилась, наконец, с ?осифом, плотником, потом рождение их сына ?исуса в Вифлееме в хлеву. Да, Вы определённо это знаете».  «Да, история мне известна».  «Что-нибудь ещё?»  «Ещё один вопрос, наверное. А груша?»  «Что за груша?»  «Ну, груша, которую Вы держите в руке?» Она засмеялась.  «Резчик, думаю, хорошо придумал. Об этом я всегда мечтала: так много детей, как плодов на грушевом дереве».  Я тоже засмеялся.  «Жаль, что так мало о Вас знают», — сказал я.»Вы удивитесь, но ко мне приходит так много людей. Приходят девушки, которых зовут Анна, и  женщины, которые чувствуют, как важны для семьи дети, бесконечно важны!»

Появилась  группа желающих осмотреть собор. Я хотел порасспросить ещё о тысячи моментов. Но она замолкла. Люди уже странно на меня посматривали. Лучше мне было уйти. Уходя, слышал, как экскурсовод кратко сказал, указав на деревянную фигурку: «Анна, мать богородицы».

Храм Святого Николая в Пыжах, Москва, улица Б. Ордынка, 27,

где хранятся мощи Святой Анны, матери богородицы (№7, под крестом)

Interviev mi einer Holzfigur

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

 

Оставить комментарий


.