Царь-пушка. Часть II.

Царь-пушка. Часть II.

03.12.

Россия необъятная, как небо.

Только после нескольких недель добрался обоз с тяжёлой пушкой до той долины, по которой обычно являлись татары, когда нападали на страну. На пологий холм среди травы установили пушку. Она возвышалась там, как огромный дракон и блестела на солнце. Капрал приказал построить крепкую башню. Там он сложил мешки с порохом и ядра. Поставил стражу, которая должна была докладывать, если появится войско татар.

Владимир Николай мало вникал в эти дела. Он сделал большой круг вокруг холма с пушкой, растёр на ладони чёрную почву и пробормотал: «Земля отдохнувшая и хорошая. Как раз настоящее поле для золотистой пшеницы».  Случайно на своей низкорослой лошадке заскакивал татарин, иногда даже два или три. Капрал даже и не думал из-за двух-трёх заряжать пушку. Даже больше, он показывал им огромное орудие и хвалился: «Пушка святой Варвары одним выстрелом убивает сотню, а то и больше». Да, и он приказывал выкатить из башни одно из 77 ядер, показать татарам и даже дать им потрогать. Но к пушке они боялись подходить. Это чудесное орудие произвело огромное впечатление на татар. Они в своих юртах рассказывали, что они увидели.

В этом году не было ни одного нападения по всей округе. Канониры меж тем выкопали колодец, построили деревянные дома, обнесли их разноцветными заборами. Один раз в неделю пушка чистилась. Но она и так блестела, как чистое золото. Наконец, все работы были закончены. ? лежали лениво канониры на солнце, и у некоторых выросли уже животы. ? 16 лошадей стали круглыми, жирными и ленивыми.

Пришла зима. Тут Владимир Николай вдруг засуетился. Он нашёл в соседней деревне хорошего кузнеца, заказал ему из 7 железных ядер выковать семь плугов. Чтобы огонь в кузнице был достаточно жарким, кузнец подсыпал пороха, но столько, чтобы его кузня не взлетела. Капрал позволял это делать, думая: 70 ядер тоже, пожалуй, хватит.

Когда весна прогнала зиму, Владимир Николай поднял своих солдат с постелей лодырей. Они должны были запрягать лошадей в плуги. Владимир Николай заставил пахать землю, на сколько хватает взгляд. Большинство солдат выросли в селе. Они тянули ровные борозды и по приказу командира сеяли семена, сплошь отборные пшеничные зёрна. Скоро пушка стояла среди волнующегося золотистого моря пшеничных колосьев. ? погода благоприятствовала Владимиру Николаю. Уже в конце августа урожай был собран и обмолочен.Но куда же с тысячекратным зерном? Недолго думая, Владимир Николай приказал выкатить все ядра из башни, а мешки с порохом сложил в деревянном сарае. А урожай поместил в башне.

Татары приходили всё чаще. Они целый год наблюдали, что там солдаты делали. Владимир Николай встречал их приветливо. Он подарил им зерна, так как урожай был так велик, что солдаты и лошади не смогли бы его съесть и за три года. «А не хотите сами попробовать выращивать хлеб?» — спросил однажды Владимир Николай татар, которые пришли, чтобы взять несколько мешков зерна. «Мы спросим», —  ответили они и ускакали. Через день прискакало на своих низкорослых лошадках множество чужаков, и капрал приказал зарядить пушку. Но порох в сарае отсырел, никакого выстрела бы не получилось. Но этого и  нужно было. В центре своих дико выглядевших всадников скакал вождь татар. Он был богато разодет в меха, а на шее у него была цепь из медвежьих клыков. Владимир Николай приветливо его принял и предложил бокал вина. Спросил: «Ну, что вы будете делать? Будете сами пахать, сеять и собирать урожай?» Вождь татар ответил: «Мы бы охотно обрабатывали землю, но мы же не можем голыми руками её вскапывать. У нас нет ни плугов, ни семян».  «Об этом мы позаботимся», — пообещал Владимир Николай. Он приказал из 7х7 ядер выковать плуги. Капрал забеспокоился и подумал, теперь у меня только 3х7 пушечных ядер и ни крошки сухого пороха. Надеюсь, татары не нападут на нас.

Они начали по весне пахать и сеять и могли, наконец, собирать свой урожай зерна. Но в их юртах не было места для множества мешков с зерном. Они начали строить крепкие дома. Владимир Николай приказал солдатам помочь в этом деле. Наконец, солдаты узнали, что татары не такие уж страшные, как они думали. ? да, некоторые из них женились на красавицах-татарках. «Почему вы нападали на деревни?» — спрашивали при случае солдаты. «Голод и нужда гнали нас», — объясняли татары, а некоторые признавались, что имела место и жажда приключений.

Через три года царь послал гонца. Владимир Николай Варбаротов был произведён в генералы и получил позолоченный орден, так как во все эти годы в Москву не поступило ни одной жалобы на нападение татар. Позже царь приказал, чтобы пушку святой Варвары доставили в царский двор. Её и сейчас там можно видеть. Канониры выбрали тогда святую Варвару своей покровительницей. Потому что пушка, не сделавшая ни разу ни одного выстрела — это мечта о мире большинства солдат. А Владимира Николая царь призвал ко двору в Москву и сделал своим советником.

Сергей Васильевич Варбаротов со своей женой Натальей Софьей были несказанно счастливы, глядя на своих обоих сыновей, и не знали, кем же им больше гордиться, сильным, как медведь, литейщиком колоколов Леонидом Михаилом или мудрым миротворцем Владимиром Николаем.

Бэрбель обняла за плечи бабушку и прижалась к ней. «Ну, понравилась тебе история, дитя?»  «Очень понравилась, бабушка. Но о Варваре ты не очень много рассказала».  «Почему ты так думаешь?»  «Ну, ты рассказала о старом рудокопе, о ветви Варвары и о семье беглецов. Но кто была сама Варвара?»  «Подожди, дитя. В следующую среду будет у нас снова вечер историй». Бэрбель считала дни. Неделя ей казалась длиннее, чем обычно. В субботу она позвонила бабушке. «Бабушка», — воскликнула она, — «среда в этот раз никак не хочет наступать». Бабушка рассмеялась и сказала:  «Терпение, малышка, терпение! В неделе только одна среда, ты же это знаешь. А завтра только воскресенье».  «Да, это я знаю, бабушка», — протянула Бэрбель. — «За воскресеньем будут понедельник и вторник, а там, наконец, среда».  «Правильно, Бэрбель».  «Но время  не движется, бабушка». Тут бабушка сказала: «Я знаю, что тебе сделать до среды».  «Что же?» «Попроси у мамы шнурок. На нём завяжи узелок за день, который пройдёт. Так ты сможешь заметить время, а ты точно знаешь, когда среда».  «Сделаю, бабушка!»  Вечером во вторник у бабушки снова зазвонил телефон. Не успела она снять трубку, как услышала громкий радостный голосок Бэрбель: «Воскресенье, понедельник, вторник, три узелка на моём шнуре. Завтра, наконец, среда!»  «Чудесно», — похвалила бабушка, — «я тоже уже радуюсь встречи с тобой».  «Папа привезёт меня немного позднее, бабушка. Я смогу остаться на ночь», — сказала Бэрбель. «Это чудесно, малышка. Тогда я смогу, не спеша, рассказать тебе историю о Варваре».  «Жду, не дождусь, бабушка. До завтра!»  «До завтра», — ответила бабушка.

На следующий день отец Бэрбель поздно пришёл с работы. Было уже темно, когда они приехали к бабушке. Отец даже не стал заходить в дом. У двери он спросил: «Что ты, собственно говоря делаешь с Бэрбель, мама? Она ждёт не дождётся, когда снова будет среда».  «Ах, ничего особенного. Я рассказываю ей истории. У вас же мало времени для рассказов».  «Да, время, время просто утекает сквозь пальцы», — ответил отец. «Нужно его ухватить, Генрих, тогда оно будет».  «Хорошо тебе говорить», — возразил отец и захлопнул дверцу машины. Это было за несколько жней до Рождества. Бабушка зажгла все четыре свечи на венке. ? начала рассказ:

Die Tatarenranone. Teil II.

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

Оставить комментарий


.