Скоро начнётся клёв щуки

Скоро начнётся клёв щуки

14.12.

«Скоро начнётся клёв щуки», — сказал старик. Его слова выманили из тёплых домов рыболовов.

Ещё до восхода солнца взвалили они снасти на плечи и тронулись. Под их сапогами хрустел снег. Холодом сочился рассвет меж верхушек сосен. Когда народившееся солнце, огромное, красное, появилось над лесом и отразилось в тусклом зеркале озера, рыболовы тяжёлыми топорами пробили уже в толстом льду проруби и размотали снасти. Рассыпанные по всему озеру, сидели они там недвижно, чёрными фигурами, втянув головы глубоко в мех — кошки перед мышиными норками. Позднее они засыпали из мешков уголь в маленькие железные плетёнки и разводили огонь. Выглядело так, как-будто солнце раскидало по озеру яркие искорки.

Чертёж  на широком куске щепы сделал старик, когда был ещё молод. Кузнец, качая головой по поводу новомодной ерунды, выковал из тонких железных прутьев то, что старик придумал. Теперь ни один кузнец во всей округе больше не качал головой по этому поводу. Плетёнки для огня распространились повсеместно, и едва бы нашёлся хоть один рыболов на озере, который бы отправился на зимнюю рыбалку без такой плетёнки для древесного угля. Огонь привлекает рыб, предполагали многие. Но надёжнее и отраднее для каждого было тепло, которое излучал огонь в ограничении, и было так приятно, что можно было испечь над жаром рыб. Аромат плыл надо льдом, а кристаллы инея на усах и бородах рыболовов таяли, когда они подносили ко рту горячие кусочки рыбы.

В этом году большая рыбалка продлилась. «Стареет», — подшучивали многие над стариком, но тот делал вид, что не слышит. Прежде, чем, наконец, идти домой, рыболовы гневно бросали на лёд малый улов рыб, что им попались на крючок за долгие часы. «Лучше вообще ничего, чем это», — восклицали они пренебрежительно и плевали на белых уклеек, длиной с ладонь, которые вызвали бы в деревне лишь насмешки. Лучше придти с пустыми руками. А старик не боялся ни шуточек, ни злорадных насмешек, когда приходил домой. Его жена знала непредсказуемое настроение рыб, от которого зависела удача каждого рыбака. Она знала, что старик достаточно терпелив и не падал духом.

? в этот день другие рыболовы давно уже отправились по домам, когда старик подал знак подростку сматывать снасти. Старик ходил от лунки к лунке и собирал рыбёшек, тщательно ополаскивал и засовывал в мешок в мелкую сетку. Когда он дошёл до последней лунки, её уже затянуло ребристой ледяной коркой. «Будет холодно сегодня ночью, Луке», — сказал мальчугану старик. «Почему ты собираешь рыбёшек, которых другие выбросили?» — спросил мальчуган, ему было стыдно за старика. «Нужно брать, раз пришли», — ответил старик и потопал прочь. Молча, надувшись, шёл мальчишка за ним. Он ещё не знал, почему старик берёг каждую копейку, не подразумевал, что он собирал рыб, чтобы сэкономить на ужине. А старик знал, что вместе собранный ужин позволил бы несколько грошей отдать на уплату долгов, которые взвалены на его плечи, долгов, которые старика, того и  гляди, пригнут к земле. Обо всём об этом мальчишка ещё не знал. Скоро ты должен будешь всё рассказать, думал старик, когда за ужином заметил, что парень жареные рыбёшки презрительно отодвинул в сторону и глодал корку сухого хлеба.

Старик всё снова и снова рассказать всё мальчугану. Он видел, что тот был гордым, и старик не был уверен, достаточно ли тот сильный, чтобы всё узнать. Старик хотел, чтобы мальчуган сохранил свой открытый взгляд на мир и не опускал глаза, когда всё услышит. Старший сын старика был отцом мальчика, и даже старику давалось с трудом выдерживать взгляды тех, кто всё знал.

Со вчерашнего они ходили одни на озеро, старик и подросток. «Сегодня он не принёс даже рыб для наживки», — смеялись мужчины, когда старик с мальчуганом в сумерках первого дня возвращались домой. Старик не сказал ни слова и вошёл в дом. Мужчины попытались разговорить малого: «Совсем ничего?» — спросили они. «Нет», — односложно ответил тот. «Даже ни рыбёшки наживки?» Мальчуган помолчал, потом ответил: «Нет, мы сегодня ничего не поймали.»  Мужчины рассмеялись и покачали головой, кивая на старика. «С тех пор, как Карл удрал», — сказали они тихо, — «с тех пор у Бинманна ничего не получается» Но мальчик этого не слышал. Он привык, что за его спиной шушукаются, с тех пор, как ушёл отец.

Мальчуган думал о том, что дед самый хитрый и опытнейший рыбак зимней ловли во всей деревне. Днями он сидел с рыболовами на льду и довольствовался худосочными рыбками для наживки, которых ему насаживал на крючок случай. Но в день, когда в первый раз озеро было только их, старик прорубил лунку во льду за мысом под сухим кустом ольхи. Мальчуган уже было подумал, что старик действительно помешался и хочет попытать счастье прямо у берега, но тут он увидел, как тот просунул руку под лёд, ухватил что-то припрятанное и вытащил большой с дырками деревянный ящик. Мальчуган подхватил, так как ящик был тяжёлый. Наконец, они подняли его на лёд. Ящик был с закрывающейся крышкой. Старик открыл ящик и сказал: «Загляни, Луке». Луке заглянул. Вода стекала сквозь отверстия на лёд. Скоро углядел он, что в ящике кишело от рыб. «Для наживки? Караси?» — радостно воскликнул Луке и так горячо обнял старика, что тот зашатался. «Караси самые лучшие, Луке», — сказал старик. — «Живучие».  Они вытащили несколько весом с четверть фунта рыб, засунули их в сетчатый мешок и затопили ящик снова под кустом ольхи.

С карасями они отправились к лунке старика, и Луке помог ему с наживкой на леску. «Луке, если хочешь», — сказал старик, — «то и себе приготовь снасть». Мальчуган пробил недалеко от старика прорубь и опустил свою леску. Они ждали целый день, но так  ничего и не поймали. «Завтра», — ответил старик, когда Луке спросил его после обеда, не ушли ли щуки из озера. «Завтра мы поймаем. Костями чую. Погода скоро изменится. Когда погода меняется, начинается клёв рыбы». Как старик предсказал, так и получилось.

Около одиннадцати часов на следующее утро он уже поймал четыре хороших окуня и две щуки, каждая до пяти фунтов. Луке попались на крючок два окуня. Однажды прошёл по леске мощный рывок, но мальчишка заволновался и сильно, резко вскинул руку с леской. ? рыба выпустила наживку. Терпеливо старик объяснил ему, что он сделал неправильно. «Тихонько подойди ко мне и смотри», — сказал он. — «У меня как раз одна клюнула». Луке закрепил леску на палку и положил палку поперёк лунки. Потом осторожно подполз к старику. Тот держал леску свободно большим и указательным пальцами, и мальчуган видел, как тонко сплетённый конский волос плавно скользил в воду. «Окунь», — сказал старик. Леска на некоторое время затихла, ослабла в воде. «Подсекай!» — выдохнул мальчуган. — «?наче он уйдёт!»  «Подожди, Луке. Он как раз смакует карасика. Когда он его крепко захватит и потом немного потянет, тогда я подсеку». Прошло одна, две минуты, и мальчуган подумал уже, рыба давно скрылась с добычей, но тут леска снова потянулась и заскользила в воду. Старик сидел на корточках, каждый мускул напряжён. Двум метрам лески он дал ещё скользить дальше, потом быстро вскочил и дёрнул леску. Невозмутимо тащил улов. Мальчуган увидел в воде лунки золотистое брюшко рыбы, подвёл сачок под добычу и вытащил её на лёд. «Великолепный окунь!» — ликовал он. — «? крупнее, чем другие». Старик очистил рыбу и сказал: «Я немного разомну ноги, Луке. Попозже ещё рыбёшек для наживки. Смотри, чтобы что-нибудь поймал! Где один окунь, там чаще их больше». Он пошёл по льду к берегу.

Луке вернулся к своей  лунке и освободил леску от палки. Мать связала ему толстые шерстяные перчатки. По его настоянию отсутствовали в них концы большого и указательного пальцев. «Тогда я лучше чувствую леску», — объяснил ей сын. Он пропускал свободно конский волос меж пальцев. Большими кольцами, тщательно разложенными, лежал на льду конец лески. Когда мальчуган сидел над лункой у него в голове не было никакой другой мысли, кроме как о рыбе, даже не о Лизе Варих. Он едва воспринимал, что происходило вокруг него, смотрел только на водную гладь в лунке и на свою снасть.

От него не ускользнуло тихое, необычное подёргивание, что заставило леску по-другому задрожать. Он едва осмеливался дышать. Это было движение не карасика-наживки. Была это рыба? Может быть, большая? Но ни одного знака в следующие минуты, что клюнула рыба. Наверное, это карась затрепыхался, подумал мальчуган. Но потом леска быстро заскользила из руки, и он понял, это было клевало. Длилось достаточно долго, пока леска на миг затихла. Потом её невидимая сила потянула дальше, быстро, без остановки. Озабоченно следил мальчуган, как петли за петлёй уходила леска, и до конца оставалось лишь несколько метров. Так она уведёт мне всю её, подумал он. Скоро нужно будет подсекать. Он дважды обмотал леску вокруг перчатки и высоко, насколько мог, взметнул руку. Ему показалось, что крючок зацепился за ствол дерева на дне озера. «Дедушка!» — закричал мальчуган. Но старика нигде не было видно. Он исчез за косой.

Леска натянулась. Капли воды рассыпались на маленькие жемчужины и разбрызгивались с конского волоса. Как тетива напряглась леска. Целой вечностью показалось мальчугану, пока он там стоял, широко расставив ноги, не в силах вытащить леску, ну, хотя бы на десять сантиметров, не порвав её. На другом конце лески ничего не шевелилось. Что, зацепился крючок где-то на дне озера? Прошло время, пока мальчуган не был освобождён от неведения. Леска вдруг ослабла, и он раз за разом смог её вытаскивать. Он следил за тем, чтобы  ложилась на лёд большими кругами, это получалось, ; так как рыба вдруг снова потащила, у мальчугана горели даже пальцы от устремившейся в глубину лески. Он понял, что у него на крючке большая рыбина.

Всякое волнение прошло, прошла и дрожь в коленях. Он даже теперь был рад, что старика не было поблизости. С трезвой головой он делал всё так, как он уже сотни раз проделывал в полусне и мечтах. Он боролся с рыбой, тянул леску, когда она слабела, немного отпускал, когда рыба дёргала, следил за тем, чтобы леска не касалась краёв лунки и не протёрлась об острые выступы, пододвинул ногой поближе большой сачок, чувствовал, когда рыба некоторое время спокойно противилась его силе, рукой проверил нож за поясом, глянул, где топор, который использовал бы, если бы это была большая добыча. Постепенно он почувствовал, что рыба изнемогла. Её рывки становились короче, паузы длиннее. Наконец, мальчуган тянул леску аршин за аршином, ему показалось, как-будто рыба вдруг потеряла всю силу. Только вес чувствовал он руками.

Он выпучил глаза, когда увидел рыбу, прямо у поверхности воды. Ещё никогда парень не видел такой огромной щуки. Он положил леску на лёд и потрогал рыбу сапогом. Повернувшись кверху белым брюхом, рыба плавала в тёмном круге лунки. Парень обеими руками схватил сачок и накрыл сетью голову рыбы. Последним резким ударом она взметнула воду и чуть было не сбросила мальчугана в его собственный прорубь. Луке подскользнулся, но удержался на ногах, выдернул рыбу из воды и откинул подальше на лёд, схватил топор и остриём ударил сквозь сеть рыбу за головой по хребту. ?з-за разрубленных петель сачок развалился. Щука свободно лежала с топором в затылке, вокруг туловища сеть сачка.

«Вот это рыба!» — сказал старик. Мальчуган обернулся. Он не знал, как долго уже старик стоял поблизости и смотрел на него. Внук бросился к нему и спрятал лицо в мех кожуха старика. «Ты один поймал огромную рыбину!» — сказал старик. Он снова и снова похлопывал  по спине внука. Он мужчина, думал он.  Он действительно мужчина.

Die Hechte werden dald beissen

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

 

Оставить комментарий


.