Легенда о Николае и Йонасе с голубем

Легенда о Николае и Йонасе с голубем

06.12

Уже много месяцев солнце день за днём жгло землю. Трава пожухла и сухо шелестела на ветру.

На полях высох хлеб. Даже на больших деревьях начала вянуть листва. На небе ни облачка. Дождя и не собиралось. Водоёмы давно высохли. Только глубокие колодцы ещё хранили воду. Женщины черпали оттуда. В кувшинах несли драгоценную воду на головах домой. Животные не могли найти зелёной травы. ? люди голодали. Во всей стране царил голод.В Мире кладовые были давно пусты. Даже за большие деньги ничего нельзя было купить. Дети плакали, просили хлеба, но матери не могли им дать ни одной, даже чёрствой корки. Крысы бегали уже среди дня по улицам и искали в сточных канавах пищу. Они ничего не находили.

Тут однажды к морской гавани приблизились три судна. Они шли из далёкого города Александрия. Они были тяжело нагружены и сидели глубоко в воде. Они везли в императорский город Константинополь зерно. Николай был тогда епископом в городе Мира. В день, когда суда направились в гавань, он отправился в путь. Ему нужно было навестить больного. По пути он заметил одного мальчугана, который бежал по улице к гавани. Хоть он и спешил, он бережно прижимал к груди сизого голубя.

«Кто ты?» — спросил епископ и пошёл рядом с ним. «Я Йонас с голубем».  «Прекрасная птица твой голубь», — сказал епископ.  «Она совсем вялая», — пожаловался мальчик. — «Позавчера я дал ей последние зёрнышки маиса, что у меня было, со вчерашнего дня голубь даже не шевелит крылышками».  «А куда ты так спешишь?» — спросил епископ. ? мальчик ответил: «Тороплюсь в гавань, господин епископ. Там должны встать на якорь три судна».  «Три судна?» — удивился епископ. — «Что нужно вдруг судам в нашей гавани? У нас уже ничего нет, что бы они могли погрузить».  «Суда нагружены под завязку», — ответил мальчуган. — «Это зерновозы. Они из Александрии и пойдут дальше в Константинополь».  Николай взял мальчика за руку и пошёл с ним к гавани.

Суда, полные  зерна, это бы могло быть спасением для жителей Миры. Зерно можно смолоть. А мука — это хлеб. Хлеб утолит голод. Зерно означало конец голоду. Никто бы тогда не умер от голода. Хлеб — это надежда в голодное время.

На просторной площади перед гаванью толпилось много народа. Они сюда поспешили, чтобы увидеть зерновозы. Каждый надеялся, что сможет купить зерна. «Я получу зерна для моего голубя», — сказал мальчик. Так как его живот урчал от голода, он добавил: «? для себя бы немножко». Но не слышно было никакого ликования. Никто не издал возгласа радости. Молча стояли люди, смотрели на суда. На палубе сухогруза собрались матросы. В руках у них были копья. Угрожающе направили они острия своего оружия против толпы. Йонас с голубем крепче сжал руку епископа. Его пугали мрачные лица матросов.

Николай подошёл к краю набережной. «Кто старший на этом корабле?» — прокричал он. — «Я хочу с ним поговорить».  «Я старший», — ответил высокий мужчина с чёрной бородой.  «Могу я к тебе подняться на корабль?» — спросил епископ.  «Поднимайся, но только один», — ответил капитан. Два матроса спустили с корабля узкую шлюпку до береговой стены. Николай выпустил руку мальчика и шагнул на шаткие сходни. Планка закачалась. У епископа немного закружилась голова. Тут лёгкий Йонас с голубем подбежал к нему, схватил его за руку и уверенно провёл мужчину. Оба попали на борт корабля.

«Что ты от меня хочешь?» — спросил капитан. «Ты видишь, капитан, люди Миры страдают от голода. Нигде во всей местности невозможно купить хлеба. Твои корабли до краёв полны зерном. Продай людям часть своего груза».  «Этого я не могу», — ответил капитан. — «В Александрии груз точно взвешен. Ни зёрнышка больше, ни зёрнышка меньше. Ты знаешь сам, что будет с капитаном, который свой груз до последнего фунта не доставит в Константинополь. Кайзер прикажет отрубить ему голову».  «Но люди просто умрут, если ты им не поможешь», — сказал епископ. Мгновение капитан думал. Потом он покачал головой и сказал: «Моя голова мне ближе, чем ваш голод. Если бы у меня было две головы, тогда, может быть, я и отважился помочь вам в нужде».  «Разве не накормил Спаситель пятью хлебами большое количество людей? Разве не тогда остались полными двенадцать корзин?» — спросил епископ. — «Помоги нам, и ни одного зёрнышка не пропадёт из твоего груза».  «Я хорошо знаю историю ?исуса», — сказал капитан. — «Если верно то, что ни одно зёрнышко не пропадёт, то я помогу тебе».

Капитан вытащил из кармана кусочек мела, спустился по канатной лестнице до самой воды. Точно там, где была граница воды, он прочертил на борту мелом полосу. С любопытством мальчик с голубем перегнулся через реи и смотрел.  «Ну, посмотрим», — хитро сказал капитан, — «вы можете брать зерна, сколько хотите. Но вы его не уносите, а ссыпаете на мостовую набережной. Если груза будет меньше, моё судно поднимется немного из воды. Тогда черта будет выше. Если это произойдёт, то вы погрузите всё зерно назад, чем и должны будете удовлетвориться». Николай кивнул.  «Если верны твои слова», — продолжил капитан, — «что корабль не поднимется ни на чуточку, и черта будет на уровне воды, груз, как ты сказал, не уменьшится в весе, в этом случае вы сможете оставить себе выгруженное зерно».

Матросы смеялись. Они заранее знали результат.  «Почему ты смеёшься?» — спросил Йонас с голубем старого матроса, что стоял рядом с ним.  «Видел ли хоть один человек, чтобы корабль не поднялся из воды, когда его разгрузили?» — ответил матрос.  «Епископ никогда не врёт, только подождите», — сказал Йонас с голубем. Тут старый матрос своей грубой рукой нежно погладил пёрышки на голове у голубя, нагнулся, захватил полную горсть зёрен и всыпал их мальчику в карман. «Вот», — сказал он, — «чтобы ты не зря верил».

Нескольким мужчинам разрешили пройти по сходням на корабль. Они набирали зерно в мешки, взваливали на плечи и тащили на берег. Там они высыпали золотые зёрна на гладкую мостовую. Постепенно гора зёрен выросла в небольшой холм.  «Конец!» — скомандовал капитан. — «Посмотрим!» Все мужчины из Миры должны были покинуть корабль. Капитан перегнулся через борт и посмотрел на черту. Он не поверил своим глазам и спустился по канатной лесенке. Черта мелом и уровень воды были на той же отметки. Недоверчиво он смотрел на чёрные доски. Но никакого сомнения, корабль не стал легче. Может быть, этого недостаточно, подумал он, и приказал: «Дальше! Берите больше зерна!»  «Видишь», — сказал мальчик с голубем старому матросу. Потом он опустился на корточки. Для себя он не взял ни одного зёрнышка. А его голубь клевал зёрнышко за зёрнышком из его пустой ладони.

Много мешков высыпали мужчины. Гора зерна, наконец, была так высока, что ни один человек не мог через неё глянуть. А капитан не сводил глаз с черты. Но та не поднималась от воды, ни на палец. Корабль не становился легче. ? матросы теперь видели: В трюме зерна не становилось меньше, сколько бы мужчины его не вытаскивали.  «Достаточно», — сказал, наконец, епископ. — «Зерна хватит. Будет достаточно до следующего урожая. ? для посева хватит. С голодом покончено». Тут все, кто присутствовал, упали на колени. Они славили и благодарили Бога. Одни при этом думали о чуде, что они видели своими глазами, а другие думали о голоде, от которого они так чудесно спаслись.

Матросы опустили свои пики и покинули корабль. Жители Миры пожимали им руки. Они были счастливы и прославляли епископа Николая. Он назначил мужчин, которые будут распределять зерно. Йонас с голубем, сидя на плечах старого матроса, спустился с корабля на площадь гавани. «Он с самого начала верил!» — громко кричал матрос на всю площадь.Позже корабли ушли к далёкому городу Константинополю. А голубь расправил крылья, взлетел в небо и немного проводил корабли в море. и потом вернулся к мальчику.

Кто знает эту легенду, тот понимает, почему бедные и голодающие особенно почитают Святого Николая. ? сегодня можно услышать, как поют дети:

Николай,

нам в дом скорей,

открывай мешок щедрей!

Die Legende von Nikolaus und Jonas mit der Taube

Автор: Вилли Фэрманн (Willi Faehrmann)

Перевод: Валикова С.?.

 

Оставить комментарий


.