Старый чемодан

Автор: Марианне Кайндл (Marianne Kaindl)

Перевод: Валикова С.И.

Старый чемодан

Наступило лето, и дом опустел. Все дети разъехались: в горы, на дачи, Моника с первого этажа на Адриатику. Остался только Ганс.У дворничихи не было средств, чтобы куда-нибудь отправить своего сына, и вот он должен довольствоваться тем, что время от времени получал от своих друзей открытки. Открытки с видами на белые горы, голубые озёра, чудесные крестьянские подворья — гостиные дворы.

Reisen

Reisen

Ганс, наверное, оставался бы ко всему этому равнодушным, если бы не нашёл как-то чемодан, что стоит в полутьме чердака среди старых ламп, вышедшей из моды мебели, заржавленных плит. Кто знает, кому он принадлежит. Он уже настолько стар, что все наклейки на нём едва можно разобрать. Париж, Шанхай, Гонолулу, Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро — города со всего мира.

Чемодан не закрыт и такой большой, что Ганс может в него забираться.  «Ах!» — кряхтит старый чемодан. — «Наконец-то, мной кто-то заинтересовался!»  «Куда мы сегодня отправляемся?» — спрашивает Ганс. — «Может быть,… в Пекин?»  «Да, да», — вздыхает чемодан, — «и там я был!»

И вот, как-будто они действительно едут!  Стоит Гансу лишь закрыть глаза, как он слышит перестук колёс поезда, вой корабельных сирен, чувствует волнение моря. И вот они уже там! Ганс прогуливается по Запретному городу, по императорскому дворцу с его многочисленными павильонами, чайными домиками и храмами, с колоколами которых играет ветер, мимо прудов с лотосами, по великолепным садам…

Да, в Пекин едет Ганс со старым чемоданом!  А затем следуют Сан-Франциско и Баия, Капштадт, Сидней, Гамбург и Лондон. Чемодан рассказывает, а Ганс мечтает, пока солнце не садится за крышами домов и на чердаке не темнеет. Тогда Ганс идёт к чердачному окну и смотрит на город, на множество крыш, на дымящие трубы фабрик, башни, каркасы высотных домов, что растут, устремляясь в небо, тут и там; смотрит на затянутые синей дымкой горы, на первые зажигающиеся огоньки города.

Reiten

Reiten

Ах, как хорошо быть снова дома, после длительной поездки в Пекин, Баию или ещё куда-нибудь! Как хорошо спуститься к маме, посидеть с ней  в маленькой кухоньке, улыбнуться маме в ответ.  «Ну, Ганс! Где ты был сегодня? Ты прямо пылаешь?»   Я прошёл Тихий океан и проскакал по Пампасам, или я пролежал в старом чемодане, должен был бы сказать Ганс, но он лишь неопределённо пожал плечами.  «Странствовал!» — отвечает он.  «Я очень рада, что ты хорошо проводишь время», — говорит мама, — «теперь, когда ты один. Надеюсь, что у меня получится всё-таки отправить тебя на каникулы куда-нибудь!»

Возвращаются после каникул дети. Они рассказывают Гансу обо всём увиденном и пережитом, они при этом, конечно, сгущают краски, особенно Моника, которая знает теперь Адриатику, как свои пять пальцев, и там только чудом спаслась от акул …  «Ну, а как ты, Ганс?» — спрашивают они. — «Ты не скучал?» Ганс улыбается и качает головой.  «Ох, я бы тоже мог многое рассказать — но я лучше помолчу!»  «Ты уж не задавайся!»  Но Ганс пропускает это мимо ушей.

Но на следующий год получилось!

Koffer

Koffer

Мама собрала денег, чтобы отправить Ганса на отдых — на целые четыре недели в детский дом отдыха. Она радуется вместе с сыном. И чемодан собирается купить. Но Ганс ведёт её на чердак к старому чемодану. «Мам, я хочу его взять — только его!» Мама при взгляде на запыленный чемодан качает головой, удивляясь необычному желанию сына. Но Ганс не устаёт её упрашивать. Тогда мама опрашивает всех в доме, чей это чемодан, с которым её сын в такой странной дружбе. Неизвестно, кто его оставил на чердаке, чтобы он одинокого мальчишку мог утешить и утолить его мечты.

Скоро наступает день, когда Ганс отправляется в поездку — возбуждённый малец с обшарпанным чемоданом, который пестрит множеством наклеек. Да, Ганс заменил выцветшие надписи на новые — это было нелегко!

Wie neu!

Wie neu!

И названия далёких городов красочно сверкают на облупившейся коже.

 

Попутчики немного улыбаются, глядя на смотрящего, не отрываясь, в окно мальчишку.  «Ну, маленький путешественник по дальним странам», — спрашивает Ганса приветливый старичок», — «ты там везде был?»  «Наверно», — отвечает Ганс, не очень прислушиваясь.

Некогда отвечать! Смотреть и смотреть! Он так счастлив!

Im Zug

Im Zug

— Но ещё счастливее старый чемодан!

 

Он слышит стук колёс поезда, свисток локомотива —                                               эту музыку своей юности,         и он чувствует себя снова таким же молодым и жаждущим приключений,    как тогда,   когда он путешествовал по всему миру.

Оставить комментарий


.