Молотильщик и маленький седой человечек

Автор: Анне Гельхар (Anne Geelhaar)

Перевод: Валикова С.И.

Молотильщик и маленький седой человечек

Жил-был один батрак. Многие годы он верой и правдой служил помещику. Но со временем он состарился и ослабел; если при пахоте и бороновании он ещё мог ходить за волами, то в молотьбе от него уже не было никакого прока. А не иметь работы во время молотьбы — это означало для бедного подёнщика голодать — всю зиму!  Поэтому батрак просил хозяина, чтобы тот его из-за старости не лишал работы во время молотьбы.  «Я не буду тебе вставать поперёк дороги», — ответил помещик. _ «Если другие батраки захотят тебя принять, то можешь молотить, сколько хочешь и сколько сможешь».

Но другие батраки были люди семейные, должны были содержать жену и детей, должны были считать каждый грош, прежде чем потратить.  Они растерянно поглядывали друг на друга, и когда хозяин их спросил, кто со стариком в паре стал бы молотить, опустили головы.  «Сколько мы сможем с ним намолотить?» — думали они, и один за другим отвечали: «Я нет».  «Вот видишь», — сказал помещик, — «это не я вгоняю тебя в нищету. Твои же товарищи бросают тебя в беде».

Почесал батрак затылок.  «А если я кого-нибудь найду, кто со мной будет работать, могу я его привести?»       Хозяин ничего не имел против, и старик отправился со двора на поиски напарника.

Im Walde

Im Walde

В лесу ему встретился крошечный седой человечек, который спросил его: «Откуда и куда?» — «Иду с помещичьего двора и ищу кого-нибудь, кто бы со мной в паре молотил». — «Как кстати! Я тоже ищу, кто бы мне помогал молотить». — «Тогда мы подходим друг другу. Много мы, конечно, не наработаем, так как, я вижу, ты ещё слабее меня. Но лучше хоть что-то, чем ничего». — «А какова плата за молотьбу?» — поинтересовался седой человечек.  «За рожь и пшеницу одну тринадцатую меры, а за овёс одну четырнадцатую». — «На такое я не согласен. Если я проработаю неделю, то я хочу, не больше, не меньше, получить в субботу столько, сколько я смогу унести за один раз на своём горбу за ворота».   «Плохая сделка!» — подумал батрак.  Но так как он боялся потерять, если откажется, и такого напарника, он согласился, и они пошли вместе к помещику.

Zum Lachen!

Zum Lachen!

Когда помещик увидел хилую парочку, он так смеялся, что брюхо ходило ходуном.                                                   «Хозяин, мы хотим сразу приступить к молотьбе», — сказал батрак.  «А вы сможете сами поднять цеп?  Или должен я вам дать слугу, чтобы он вам его поднимал?» — ехидничал помещик.   «Мы так справимся», — буркнул седовласый.  «И сколько вы хотите за работу?» — «Столько, сколько я в субботу на своём горбу за один раз смогу унести за ворота», — ответил человечек.

«Договорились. Можете начать на неделю раньше, чем остальные! Может быть, успеете обмолотить за это время полтора снопа». Как был доволен своей шуткой помещик!

Молотильщики принялись за работу.  «С чего начнём?» — спросил человечек.  «Я думаю, со ржи». — «Хорошо. Полезай в овин и кидай мне оттуда снопы».  Батрак бросал сноп за снопом на гумно до тех пор, пока не решил, что уже им будет достаточно на всю неделю.  «Ты уже хочешь отдохнуть?» — крикнул  ему человечек. Батрак удивлённо выглянул и увидел, что все снопы уже обмолочены. Солома, зерно и полова, тщательно разделённые, лежали по своим местам.

Как запрыгало от радости сердце старого батрака!  Едва зашло солнце, как последний сноп ржи был обмолочен. На следующий день была пшеница, в среду ячмень, в четверг и пятницу овёс и гречиха, а до обеда субботы обработали они быстренько вику и репу.

Батрак подносил мешки, которые были в хозяйстве, а седой человечек ссыпал — один, два, три … — рожь, пшеницу, ячмень, овёс, гречиху, вику и репу.  Помещик к вечеру в субботу решил посмотреть на хилых молотильщиков и ахнул от удивления: «Чёрт возьми! Вы браво поработали, ребятки! Ну что ж, позовём других батраков, пусть снесут всё быстро в амбары», — довольно заключил он.  Но седовласый человечек потребовал: «Нет, уговор был другой. Сначала я возьму столько, сколько я за один раз смогу вынести за ворота».  И он хватал один мешок за другим, чтобы забросить себе на плечи.  Когда он забросил последний мешок, они возвышались над ним как церковная башня.

Wie Turm

Wie Turm

Потемнело в глазах помещика. Его колени подгибались, его голос задрожал от гнева, когда он закричал слугам: «Выпустите на него быка из клетки!»  Но едва бык нацелился на человечка, как тот рассмеялся.  «Помещик прав. К такому урожаю полагается и мясо!» — сказал он, схватил быка за рога и подбросил его, так что он шмякнулся на самый верхний мешок и остался там, задрав все четыре копыта.

Для хозяина это было уж слишком. Он так рассвирепел, что свалился на землю и … испустил дух.

tot

tot

А маленький седой человечек отдал старому батраку весь урожай и быка и исчез так же неожиданно, как и появился.

Оставить комментарий


.