Западня с шоколадным кексом

Западня с шоколадным кексом

Бряк! Среди ночи пират Эвзебиус Зелёная Борода падает из гамака и трёт глаза: Действительно, перед ним стоит домовой, делает ему нос и вмиг скрывается. «Гром и молния!» — ругается Эвзебиус, так как, если на борту появился домовой, больше не жди ни минуты покоя.

 Auf Popo uebers Deck

Auf Popo uebers Deck

И правда, на следующий же день чёртов домовой намылил палубу, и Эвзебиус прокатился по ней попой. Чайка Эльвира, видя это, потешается. Но её смех быстро пропадает, когда домовой раскрасил её хвост яркой красной краской. Какое бесстыдство!

Надо же что-то предпринимать! И Эвзебиус придумал: Вместе с Эльвирой они пекут шоколадный кекс и ставят на стол в камбузе. Потом они прячутся за дверь.

 Im Versteck

Im Versteck

Скоро аромат шоколадного кекса привлекает домового. Одним прыжком он на столе и откусывает кекс прямо сверху посередине. Молнией выпрыгивает Эвзебиус из укрытия и ловит домового сетью. «Эй, что это? Это уже не шутка!» — кричит ошарашенный домовой. «Для тебя, верно, нет, а для нас — да!» — хихикает Эльвира.

«Отпустите меня — я вас очень прошу! Я больше точно не буду вам проказы устраивать!» Но Эвзебиус качает головой. И тут домовой начинает плакать. Ну, вот! Плачущих домовых Эвзебиус и Эльвира ещё никогда не видели. Только хохочущих, дерзких, которые вечно дразнят.

«Ну, ладно», — соглашается Эвзебиус, жалея домового. — «Но ты нам должен пообещать больше не устраивать никаких проделок!» «Да, да!» — радуется домовой. —

«То, что я пообещаю,

никогда не нарушаю!»

 Karlos-Friedrich-Gustav

Karlos-Friedrich-Gustav

И правда, когда Эвзебиус поднимает сеть, домовой вежливо кланяется:

«Разрешите, милой даме,

господину я представлюсь:

Карлос-Фридрих-Густав. Вам я

обязательно понравлюсь!»

Ты всегда так странно разговариваешь?» — удивляется Эльвира.

«Как обычно! Домовой

вмиг рождает стих живой!»

«А теперь», — предлагает радостный Эвзебиус, — «мы отпразднуем наше примирение шоколадным кексом!» «Ах, да! Шоколадный кекс! Его я обязательно должен ещё раз попробовать!» — восклицает Карлос-Фридрих-Густав, и в один глоток исчезает весь кекс! «А как же мы?!» — сердится Эвзебиус. А Эльвира только хохочет: «Ничего не поделаешь, капитан!

И это — всем не ново! —

обычай домового!»

 So ein Klabauterbrauch!

So ein Klabauterbrauch!

Die Schokoladenkuchenfalle

Leicht veraenderter Auszug aus «Seeraeubergeschichten»

Farbig illustriert von Dorothea Tust

Автор: Юлия Бёме (Julia Boehme)

Перевод: Валикова С.И.

Оставить комментарий


.