Сверкающая драгоценными камнями табакерка

Автор: Анне Гельхар (Anne Geelhaar)

Перевод: Валикова С.И.

Сверкающая драгоценными камнями табакерка

Жили-были однажды король и кайзер: Каракуля и Куроцап.

.

.

Их владения были на одной реки, одного слева, другого справа потока. У Куроцапа было всего на несколько холмов и деревень больше, чем у короля Каракули. Но он считал себя величественнее и могущественнее всех кайзеров мира; и Каракуля опасался его.   В стране Каракули была гора. Там нашёл однажды рудокоп камни, которые переливались всеми цветами радуги: красным, жёлтым, зелёным, голубым и фиолетовым. Рудокоп побежал тотчас же к королю и показал их ему. Обрадовался король. «Отшлифуй камни и укрась ими табакерку!» — приказал он своему ювелиру. Тот выполнил приказание. Отшлифовал камни и так искусно украсил ими табакерку, что она чудесно засверкала.  Кто бы её ни видел, приходил в восторг от её красоты. Ни о чём другом не говорили повсюду, только о табакерке короля.

Прослышал об этом и Куроцап; и объявил соседу о своём визите.  «Могущественный кайзер, какая радость!» — идя навстречу, воскликнул Каракуля и согнулся в поклоне.  Кайзер благосклонно улыбнулся, одобрительно кивнул и огляделся.  Наконец, после кофе, король пригласил его на понюшку табака из своей знаменитой табакерки.  Загорелись глаза кайзера: «Какое чудо! Какое счастье обладать таким сокровищем!»  Каракуля испугался.  «Кайзер хочет её заполучить, мою чудесную сверкающую табакерку!» — подумал он. Но потом сказал себе: «Если я её ему отдам, он будет моим другом, и мне не нужно будет его опасаться.»  Итак, согнулся он в поклоне, как могут изгибаться лишь каракули: «Прошу Вас принять её как подарок. Скромное напоминание об этом дне», — предложил он.  «Нет, такое сокровище! Мой дорогой, Вы смущаете меня», — возразил Куроцап и — спрятал табакерку.

Когда он отбыл, Каракуля приказал рудокопу: «Иди и найди новые камни, чтоб мастер смог сделать мне другую табакерку, роскошнее прежней!»  Рудокоп нашёл камни. Ювелир постарался. Король был доволен. Он получил то, что хотел. Но длилась его радость недолго; Куроцап вновь объявил о своём визите.

«О могущественный кайзер, какая радость!» — встретил гостя Каракуля и повёл во дворец. Тот благосклонно улыбнулся, прошёл по палатам дворца и огляделся.  Наконец, после кофе, король пригласил его на понюшку табака из своей новой, ещё более богатой табакерки.  Как разгорелись глаза кайзера: «Какой перл! Какое счастье владеть таким сокровищем!»  Испугался Каракуля.  «И её он хочет забрать, мою новую искрящуюся табакерку!» — подумал он, но тотчас же себя утешил: «Если я ему её отдам, он останется моим другом. И мне не нужно будет его опасаться». И согнулся, как каракули: «Не соблаговолите ли Вы принять её в дар в память об этом дне?»  —  «Мой дорогой, Вы смущаете меня!» — проговорил Куроцап и — спрятал табакерку.

Когда он уехал, Каракуля повелел рудокопу: «Иди и разыщи новые камни, чтобы ювелир сделал мне другую табакерку, ещё лучше прежних!»  Повиновался рудокоп, пошёл к горе и долго-долго искал. Но сколько он ни копал, ни стучал по камням, сколько он ни вгрызался вглубь скалы, он больше не нашёл ни одного переливающегося цветным камушка.

Разгневался король. «В башню лентяя!» — повелел он, и бросили беднягу в темницу.  А между тем кайзер снова прибыл с визитом.  «Раз я две чудесно горящие огнями табакерки получил в подарок, надо и третью к ним добавить», — думал он.  «Всемогущий кайзер, какая радость!» — встретил его Каракуля, поклонился так низко, что его нос едва не коснулся бархатного ковра, и повёл гостя во дворец. Кайзер благосклонно улыбнулся и сел за празднично накрытый стол.  С нетерпением ждал он окончания трапезы. Но подали кофе, и ничего больше не последовало.  Кайзер уже не мог справиться с любопытством.  «Ну, не томите же меня, любезный! Покажите, наконец, что Ваш мастер, ювелир, сделал новенького!» — попросил он.  «Ах, дорогой друг!» — вздохнул король Каракуля и поделился своей заботой.  Но Куроцап ему не поверил: «Как Вы хитры! В благодарность за мою дружбу Вы выказываете мне недоверие и просто лжёте!» — вскричал кайзер. И как ни кланялся Каракуля, как ни уверял кайзера в своей честности, алчный Куроцап объявил ему войну.

«Солдаты! В ружьё! Идём на Каракулю, который предал вашего кайзера; на Каракулию, лживый народ змеиный!» — скомандовал Куроцап, как только спешился с коня.  И Каракуля вынужден был призвать к оружию: «Нас вынуждают к войне, мои сыны, против разбойника Куроцапа и его убийц с ножами в зубах!»

И солдаты пошли. С той и другой стороны.  Когда они дошли до реки, что разделяла Каракулию и Куроцапию, они остановились.  А был такой солнечный, жаркий полдень! На той и другой стороне.  Вода искрилась синью — меж обоих берегов.  Луга манили зеленью, ветерок шелестел в ивах — на той и другой стороне.

«Я искупаюсь!» — сказал Ян, сбросил мундир, сапоги, портки, шлем и ружьё в траву и прыгнул в воду.  «Я окунусь!» — решил и Ханнес, снял сапоги, мундир, портки, бросил шлем и ружьё и кинулся в поток.

.

.

Посередине реки они встретились.  «Здравствуй!» — сказали они, каждый на своём языке, и от удивления перестав грести, едва не утонули.  Воин Каракули совсем не был змеёй!  У солдата Куроцапа не было никакого ножа в зубах!  «Он такой же, как я! Глаза, чтоб смотреть, уши, чтобы слушать, рот, чтоб говорить и смеяться, точно так же, как у меня!» — удивились Ян и Ханнес и от радости протянули друг другу обе руки.

«Чёрт вас возьми! Назад!» — заорали Куроцап и Каракуля, увидевшие это в свои подзорные трубы.  Ян и Ханнес пулей:  Из воды. На берег. В портки. В мундиры. В сапоги. Схватили шлем и оружие и опрометью каждый к своей армии.  «Готовьсь!» — неслось с той и другой стороны.  Но уже никто не слушал команды.  «Наш Куроцап лжёт», «Это неправда, что Каракуля говорит!» — шёпотом делились Ханнес и Ян; и новость молнией летела от воина к воину, от шеренги к шеренге, от отряда к отряду. И так во всей армии. На той и другой стороне.

«И почему мы воюем?» — спрашивал Ян.  «И за что мы умираем?» — недоумевал Ханнес.  «Ну, из-за сверкающей драгоценностями табакерки», — выкрикнул из-под брюха лошади маленький паж короля.  Сначала все от удивления как окаменели.  Потом как гром из тысячи тысяч глоток:  «Что нам за дело до короля!» — «Какое нам дело до кайзера!» — «Сверкающая табакерка?!» — «Пусть сам добывает камни!» — «Пусть сам шлифует и мастерит!»   Повернула армия назад. На той и другой стороне. И обратила оружие против короля, взяла на мушку кайзера.  «На помощь!» — завопили оба. Ян и Ханнес рассмеялись, пошли навстречу друг другу, за ними и другие, улюлюкая и свистя всё громче и громче вслед Каракулю и Куроцапу.  Те неслись среди леса поднятых ружей всё быстрее и быстрее, бежали, бежали, бежали …  И если они не умерли, то ещё до сих пор бегут…

.

.

Оставить комментарий


.