Призрак усадьбы

Призрак усадьбы

«Что — страх?» — смеётся Сильвия. — «Ни капли!» Она стоит перед Ронни и Лукасом, своими двоюродными братьями,  высоко задрав подбородок.  С сегодняшнего дня она у них на каникулах. 

Cousins

Cousins

Им не стоило бы воображать. Мальчишки храбрее? Ничуть! «Да ты трусишь!» — говорит Ронни. «Девчонки всегда визжат от страха!» — добавляет Лукас и нагло усмехается. «Вы рехнулись», — в ответ Сильвия. «Если ты совсем не боишься», — провоцирует Ронни, — «то ты пойдёшь в заброшенную помещичью усадьбу». Он показывает на холм.- «И ночью!»  «Там привидение», — пугает Лукас.   Сильвия взглядывает на старый дом на холме. Большинство окон приветливо поблескивают на солнце. Как-будто бы в доме живут милые люди. «Вы врёте!» Лукас выкатывает глаза. «Ты даже не представляешь, какое там привидение! Это, наверное, призрак барона. Он там жил. Потом умер. Теперь там никто не живёт. Двери закрыты, но мы знаем, где разбитое окно. Со стороны двора. Правда, Ронни?» «Вы, наверное, уже туда лазили?» — спрашивает Сильвия. «Ну, ясно!» — отвечает Лукас. Ронни кивает. «Ночью?»  «Конечно, ночью», — отвечает Ронни, — «днём…»  «Это самое подходящее для девчонок!» — заканчивает Лукас. Сильвию достало. Она фыркает: «Вы просто болваны!»

Auf den Huegel

Auf den Huegel

Тётя Лиза ничего не имеет против, чтобы её мальчишки показали ночную деревню. Конечно, до неё не доходит, что они совсем не в деревню направляются, а поднимаются на холм. Сильвия оглядывается. Если бы мама здесь была … Сильвия чуть не плачет. Мама бы сразу догадалась. Определённо!

Im Hof

Im Hof

Над старой усадьбой сияет луна. Окна, которые днём поблескивали на солнце, сейчас черны, и не известно, что за ними может подкарауливать. Ронни и Лукас пробираются с Сильвией во двор, показывают ей разбитое окно и выступ в стене под ним. «Ты можешь здесь подняться», — шепчет Ронни. Позади них, на другой стороне, сарай, который отбрасывает широкую тень и выглядит ещё ужаснее. Сильвия медлит. «Что, сдрейфила?» — с нетерпением спрашивает Лукас. Сильвия бросает на него уничтожающий взгляд. Потом поднимается. Её руки как лёд. Затхлый сквозняк обдаёт её влажный лоб. Влажный лоб?  «Тебе нужно повернуть задвижку», — шепчет Ронни. Сильвия щупает. «Где же она?» «Внутри, конечно!» — шипит Ронни. Сильвия ничего не видит. Но она чувствует темноту комнаты и понимает вдруг, почему её лоб влажный. Потому что она дрожит всем телом от страха. Как это можно вспотеть, если в действительности бросает в холод.

Ins schwarze Zimmer

Ins schwarze Zimmer

Наконец, она находит задвижку. Окно распахивается. «Видишь красный стул под окном?» — шепчет Ронни. — «Ты можешь на него встать. И захвати что-нибудь оттуда, тогда будем считать, что ты прошла испытание!»  В комнате хоть глаз выколи. Сильвия нащупывает под окном стул. И втягивает вторую ногу. Что она вообще с этим справилась, она должна быть благодарна только своей голове. Та напряжённо работает.

«Смотри, там стекло!» Но под кроссовками Сильвии уже хрустит. «Девять плюс семь — шестнадцать», — бормочет она дрожащими губами. Счёт на десятки, который она себе выдумала, как только холодное дыхание комнаты коснулось её лба. «Четыре плюс восемь — двенадцать. Тринадцать минус четыре — девять», — выдыхает она и вглядывается в темноту широко раскрытыми глазами. А что она должна принести, если ей здесь ничего не видно? «Семнадцать минус пять…» Сильвия движется на ощупь. Пока не натыкается на холодную стену. «… двенадцать». Она поворачивается и видит окно. Стул под ним чёрный, как всё здесь. «Один плюс девятнадцать — двадцать» Её губы дрожат, руки и колени тоже. Это ещё ужаснее, чем было однажды, когда мама ночью ушла. И когда Сильвия, как сумасшедшая, считала, считала… На счёт направлен весь её ум, и тогда не остаётся времени на страх перед грабителями. Или перед призраком умершего барона, который, возможно, стоит за одной из дверей.

Nein!

Nein!

Там … в углу комнаты … Сильвия вздрагивает. Два светящихся глаза! Они уставились на неё! «Нет!» — у Сильвии перехватывает дыхание, и она вжимается спиной в стену. «Нет! Пошёл вон! Сгинь!»          Призрак, как великан, и не сводит с неё глаз.  «Сильвия?» — со страхом шепчет за окном Ронни. В этот момент призрак пошевелился, и всё произошло в одну секунду: Он бросает в неё чем-то тяжёлым, прыгает, беззвучно приземляется на стул, что-то тяжёлое разбивается с

Geist!

Geist!

ужасным звоном, два вопля во дворе, топот убегающих прочь. Сильвия зажимает рот. Её сердце готово выскочить. Её глаза так вытаращились, что даже больно.

Но она при лунном свете из окна увидела достаточно. Теперь она различает контуры шкафа, на котором сидела кошка, рядом с кувшином, осколки которого теперь лежат на полу.

Geist?

Geist?

С

ильвия не находит своих двоюродных братьев во дворе, они на почтительном расстоянии от усадьбы, на дороге. Сильвия показывает им отбитую дужку кувшина. «Пламенный привет от призрака!» — говорит она ехидно.  «Ну, такое испытание каждый должен пройти в одиночку, это же ясно!» — защищается Ронни и высокопарно добавляет: «Ты его выдержала!» Лукас глядит на неё со страхом, а потом выпаливает: «Ну, рассказывай же! Это был … дух бпрона?»  «А чей же ещё? И он ждёт вас в гости». Заметно, как Лукас вздрагивает. «Но не днём, как вы это раньше сделали», — добавляет она. — «Между прочим, красный стул в темноте всегда чёрный. Эх вы, хвастуны!»  Она отбрасывает ручку от кувшина и широкими шагами спускается с холма.

Angeber

Angeber

 

Der Geist vom Gutshof 

Aus: «Die schoensten Buecherbaer-Geschichten fuer Erstleser. Mutgeschichten»                                          Mit farbigen Bildern von Maria Wissmann                                                                                               Автор: Ирма Краус (Irma Krauss)                                                                                                   Перевод: Валикова С.И.

 

Оставить комментарий


.