Элла-Рёва, рождественская корова

Элла-Рёва, рождественская корова

11 декабря. Страница 74.

Из книги «Рождественское чудо с Пикси»

История Аны Цабо

 

с иллюстрациями Маркуса Шпанга (Markus Spang)

 

Это было перед Рождеством. Снаружи мела метель. Элла-Рёва уютно расположилась в своём хлеву и сочиняла рождественские стихи:

«Поле, луг и лес в снегах,

мы на речке на коньках»

Сама она это сочинила или где-то услышала? Неважно, всё равно так или эдак, она была лучшей в мире коровой-поэтессой. Даже только из-за рифм, которые она нашла на «Элла-Рёва»: слово, снова, улова, зова, алькова, подкова, готово … рождественская корова.

Тут в хлев зашла хозяйка подворья Бу. «Что это здесь такое?» — возмутилась она. — «Элла-Рёва, ты должна навести порядок в хлеву!» Был действительно полный хаос. Из-за стихов Элла-Рёва забыла об уборке. А не сделать ли что-то доброе к Рождеству? Например, убрать? А также потому, что в гости придут кузины Бу? Элла-Рёва быстро собрала свои мягкие игрушки и расправила солому. «Очень хорошо», — похвалила её Бу. «А не хочешь со мной сейчас печь печенье?» «О, да!» И Элла-Рёва тут же срифмовала:

«Не валяй-ка дурака,

для печенья где мука?

Фартук завяжу пока».

Элла-Рёва хихикнула. Она повязала нагрудник и поспешила за Бу через заснеженный двор. Бу покачала головой:»Безумная корова!»

На кухне Бу замешивала тесто, ожидая, когда корова подаст необходимые добавки. Меж тем Элла-Рёва рифмовала:

«Мешанье, шуршанье,

скрипенье, шипенье…

И дух корицы и орехов,

ах, печь пора бы без огрехов».

И так как Элла-Рёва думала только о стихах, она подавала Бу, нечаянно, вместо орехового мусса горчицу, вместо шоколадной массы солёную карри-пасту и вместо мармелада огненно-острый перцовый соус. «Превосходно!» — воскликнула Бу, когда они засунули противень в духовку. Элла-Рёва нетерпеливо ждала. Наконец, готово! Они попробовали.

«Странно», — пробормотала Бу. Она  медленно жевала. И Элла-Рёва тоже почувствовала, что что-то не так. Ей досталось печенье с перцовым соусом. Тогда они внимательней глянули на добавки и поняли, что произошло. Элла-Рёва тут же:

«Удаются мне стихи,

но печенье — ап-апчхи!»

«Ничего», — сказала Бу. — «Я люблю острое и солёное больше, чем сладкое». «А кузины?» — спросила Элла-Рёва. — «А я? Теперь не будет настоящего рождественского печенья?» Она была так расстроена, что ей сразу пришло в голову:

«С горчицей и перцем печенье

в рождественский пир — огорченье!»

«Ты права», — засмеялась Бу. Они быстро замесили новое тесто, теперь уже с ореховым муссом, с шоколадом и мармеладом.

Вскоре пришли кузины. «О, вы пекли!» — обрадовались они. Но, только, где же нам сесть?» Всюду громоздились миски, стаканы, пакеты с мукой, банки, упаковки противни… К счастью, Элла-Рёва навела порядок в своём хлеву. Итак, они отправились с горчичным и солёным печеньем, а также с настоящей чудесной рождественской выпечкой к Элле-Рёве.

Святой вечер удался. Было так хорошо, что Элла-Рёва сочинила:

«Снежинки, пушинки, кружинки,

и колокола, как кувшинки

звенят и звенят в вышине,

звучит это, как во сне».

Они ели печенье, пили какао, потом вместе сочиняли. У Эллы-Рёвы получалось всегда лучше. «Она настоящая поэтесса!» — улыбнулась Бу. «И самая лучшая!» — заверили кузины. У Эллы-Рёвы сразу сложилось новое двустишие…

 

Ella-Lu, die Weihnachtskuh

Автор: Ана Цабо (Ana Zabo)

Перевод: Валикова с. И.

 

Оставить комментарий


.