Я солнцем был для птичьего двора

Я солнцем был для птичьего двора

Я не практичен. Но хорош собой,

Когда павлин я. И прошу, ответьте:

Красивей и нарядней всех на свете —

Сказать бы смог так о себе любой?

Раскрою хвост лишь, веер мой победный,

С роскошной ювелирной красотой,

То даже лучшей курицы вид бледный —

Убогий бродит увалень простой.

Средь милых, свыше сотни, кур подворья

Я апогей всегда, величина.

Восторг и удивленье в птичьем взоре.

Двор — публика моя, что мне нужна.

Моя забота быть прекрасной павой.

Я солнцем был для птичьего двора.

Любая услужить готова, право,

К любой я полн симпатии, добра.

Возглавит птичник — не моя забота.

Иной мне уготован в жизни долг:

Лелеять вид свой — не проста работа!

Кто не поймёт, не знает в этом толк.

Быть на виду у птичника всё время,

Держать осанку, высоко чело,

Хвост расправлять невозмутимо — бремя

Чудесное, хоть это тяжело.

Достойным я павлином был, мне мнится.

Любой род клушек обо мне мечтал.

Имей я выбор, кем же мне явиться

В мир этот, я павлином вновь бы стал.

 

Ich war die Sonne auf dem Huehnerhofe

Aus: «James’ Tierleben»

Mit reichem Bildschmuck versehen von Erika Meier-Albert

Автор: Джеймс Крюс (James Kruess)

Перевод: Валикова С.И.

 

Оставить комментарий


.